Откуда у наших сыновей долг перед неслужившим Шойгу?

Откуда у наших сыновей долг перед неслужившим Шойгу?

Обыкновенная семья нашем городке. Муж, жена, двое сыновей. Достаток? Да какой достаток? Кругом сокращения. Кризис же. Он и бьет, в первую очередь, по самым слабым и незащищенным.

Первый сын Саша отслужил на российско-китайской границе. Вернулся и сказал брату Витьку: «Все! Я отпахал за двоих. Тебя не отпустим. Надо матери с отцом помогать».

Женился и уехал в другой конец города к молодой жене. Теперь у него своя семья и свои заботы. Теперь он у матери гость.

До 18 лет Минобороны до этой семьи дела не было. Как росли ребята, как учились, чем болели, нужна ли какая помощь — никого там не интересовало. Сами выкручивались из всех передряг.

Сегодня Минобороны вспомнило про второго их сына. Шлет повестку. Отдай воинский долг. А откуда он взялся, этот долг? Мать трясется: вдруг в Сирию пошлют? А какой у них с мужем долг перед Асадом?

Соседская девочка Юля. Юлия Анатольевна, лучше сказать. Уважуха. Летом 1999 г. ее с необычно большим животом отвезли в Институт акушерства и гинекологии.

Врачи сказали: «У вас четыре зародыша. Четверых вам не выносить. Они или вас задушат, или вы их. Давайте мы хотя бы два зародыша удалим».

И ответила врачам простая девочка Юля: «Не надо никого убивать. Выношу всех четверых. Буду рожать». Родила четверых. Конечно, кесарево сечение. Три девочки и мальчик. По кило 800-900, если кто в этом понимает.

Перевели набирать вес в особую палату. Выходили. Сказать простое «спасибо» врачам — значит, ничего не сказать.

Подвиг совершили. Военная организация под названием КЭЧ, где счастливая мама до декрета работала диспетчером, как раз под Новый год сдавала новый дом.

Квартиру своей сотруднице не дали. Почему? Правильно. Вы уже догадались. Потому что еще в феврале 2000 г. военные начальники ей сказали: «Мы вас рожать не заставляли».

Четверню роженице Юле просто некуда было везти. Жила с мужем и сыном в маленькой комнатке в общежитии.

После моря слез и походов бабушки в приемную в Администрации президента военные начальники сжалились. Все-таки накануне президентских выборов дело было.

Дали счастливой многодетной маме двухкомнатную квартиру на 6-м этаже в доме без лифта. На семерых. Крутись, как знаешь.

Помогали Юле-«рекордсменке» всем миром. Деды с бабками, родные, знакомые, друзья, соседи. Газеты о ней писали. Восторгались.

Не помогало только родное Министерство обороны, в системе которого Юля работала. И государство, которое ее рожать не просило.

— Сейчас до моего Данилке Министерству обороны дела нет, — смеясь, отвечала Юля на все вопросы. — Но когда ему исполнится 18 лет, оно о нем вспомнит. Потребует отдать воинский долг.

Как в воду глядела. На днях Данилке пришла повестка из военкомата… 

Leave a comment

  • девятнадцать − тринадцать =

  • Обратитесь к нам прямо сейчас!