Как образование помогло в XIX веке укрепить отношения России и Кавказа

Как образование помогло в XIX веке укрепить отношения России и Кавказа

Книга «Кавказская война. Семь историй» сотрудника Южного научного центра Российской академии наук Амирана Урушадзе вошла в шорт-лист премии «Просветитель». Накануне объявления победителя финалист престижного конкурса рассказал корреспондентам «РГ» о парадоксах истории российско-кавказских отношений и о том, как просветители и учителя сблизили горцев и россиян.

Как образование помогло в XIX веке укрепить отношения России и Кавказа

Амиран Тариелович, есть такая пословица: "Штыками можно многого добиться, но нельзя одного — на них сидеть". Как удалось России изменить психологию "необузданных" горцев и интегрировать их в культурное пространство империи?

Амиран Урушадзе: Важной вехой можно считать 1801 год, когда произошло присоединение к России восточной Грузии. Российской империи требовались надежные коммуникации в Закавказье, но кроме логистических и военных в то время необходимо было оперативно решать культурные, правовые и образовательные проблемы. России как воздух требовались хорошо подготовленные именно местные управленцы-администраторы. Ведь население не говорило на русском языке, была ситуация полного непонимания. Как докладывал своему руководству князь Павел Цицианов, российские указы оставались "загадочными письменами для местного населения".

Для исправления ситуации Цицианов планировал открыть Тифлисское благородное училище, где на русском языке учились бы представители грузинских аристократических семей и закавказских тюркских ханств. И его выпускники со временем могли стать лояльными подданными, чиновниками, на которых можно было бы опереться. Однако чиновник, которому поручили это начинание, задание провалил. Училище удалось открыть только в 1804 году. И еще до 1830 года Тифлисское училище находилось в шатком положении, но все же учиться в нем было престижно.

В корне решить проблему подготовки, так сказать, местных кадров смог наместник Кавказа генерал-фельдмаршал Михаил Воронцов. Ему удалось организовать регулярную отправку лучших учеников Тифлисской гимназии для продолжения обучения за счет казны в высших и специальных учебных заведениях крупных городов страны. Это открывало им дорогу к средним и высшим должностям государственной службы в Кавказской администрации, где они должны были служить еще шесть лет. Так Михаилу Семеновичу Воронцову удалось решить острейшую проблему дефицита чиновников на Кавказе.

Как в то время была построена образовательная политика на Кавказе?

Амиран Урушадзе: Граф Воронцов наметил программу, а фельдмаршал Александр Барятинский и великий князь Михаил Николаевич ее полнокровно реализовали. Образовательная политика России была неким дополнением к военному давлению на горцев. Создавались и горские школы на территории современного Дагестана. К примеру, в Темир-Хан-Шуре (нынешний Буйнакск) для местного населения была открыта школа, которую в 1870 году преобразовали в реальное училище. Популярностью пользовалась также и Ставропольская гимназия, созданная в 1837 году при участии императора Николая I. Он сказал, обращаясь к ее первому набору: "Желаю вам сделаться хорошими чиновниками". В 1851 году граф Воронцов открыл в Нальчике учебное заведение для детей кабардинской и балкарской знати. Уже к 1845 году в учебных заведениях имперского Минпросвещения обучалось чуть более двух тысяч человек, а к началу Крымской войны их стало уже около пяти тысяч. В условиях Кавказской войны и жесткого противостояния с горцами это имело очень важное значение.

Надо также отметить, что вместе со светским образованием развивалось и культурное направление. Напомню лишь о деятельности Общества по восстановлению православного христианства на Кавказе. Оно появилось в 1860 году по предложению наместника на Кавказе Александра Барятинского. А затем уже обществом была открыта целая сеть школ в регионе. Среди них и самое крупное Александровское училище в пригороде Тифлиса. К концу XIX века в христианскую веру удалось обратить около 30 тысяч местных жителей.

В 1851 году появился Кавказский отдел Русского географического общества. А годом раньше — Кавказское общество развития сельского хозяйства. К концу XIX века все судопроизводство и деятельность российской администрации были переведены с арабской письменности на кириллицу. Знаменитый лингвист Петр Услар разработал при участии горцев грамматику и алфавит чеченского и нескольких других языков. Российский офицер Леонтий Люлье разработал такую же систему для народов Западного Кавказа.

Какие плоды принесла образовательная политика?

Амиран Урушадзе: Еще в первой половине XIX века появился новый тип северокавказского интеллектуала. Среди первых можно считать Султана Хан-Гирея и Шору Ногмова. Они знакомились с Российской империей, будучи на службе в Лейб-гвардии Кавказско-горском полуэскадроне. Идея была такова: показать, что Северный Кавказ стал частью империи, а горцы служат в гвардии самого императора. Принимали туда детей, как говорили тогда, благородного происхождения и ни в коем случае не простолюдинов. Там горцы не только служили, но и получали образование.

Шора Ногмов написал великолепную книгу "История адыхейского народа" — это первая письменная систематизированная история адыгов. Султан Хан-Гирей освещал в столичной прессе черкесскую тему. Были хорошо известны его "Записки о Черкесии" — о ее прошлом и будущем в составе империи. Для Закавказья важен пример и знаменитого азербайджанского ученого-просветителя Аббаса Бакиханова.

В общем, образовательная политика России была довольно успешной на Кавказе. Мы пришли к такому выводу, изучая ее в рамках проекта Российского научного фонда "Национальные окраины в политике Российской империи в русской общественной мысли". Об этом говорит тот факт, что во второй половине XIX — начале XX века местные интеллектуалы начинают массово занимать должности учителей.

Подводя итоги нашего разговора, приведу слова кавказского наместника Воронцова-Дашкова, который в 1913 году писал, что только правильно составленная российская образовательная политика и русская школа могут стать залогом спокойствия на Северном Кавказе. Революционные события прошлого века, Гражданская война и Великая Отечественная, распад СССР сильно сказались на социально-культурном менталитете жителей Кавказа, и сегодня перед Россией стоят примерно такие же проблемы, что и в середине XIX века. И зна-ние истории здесь очень даже пригодится.

Досье "РГ"

Амиран Урушадзе — кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории Южного федерального университета, младший научный сотрудник Института социально-экономических и гуманитарных исследований Южного научного центра РАН. Специалист по истории Кавказа XVIII-XIX веков. Член Вольного исторического общества. Входит в состав редколлегий журналов "Русский архив" и "Новое прошлое". Автор более 70 научных публикаций, в том числе монографии "Российский Северный Кавказ: исторический опыт управления и формирования границ региона".

Кстати

В шорт-листе литературной премии "Просветитель" о книге Амирана Урушадзе "Кавказская война. Семь историй" говорится, что произведение выходит за рамки историографических и политических споров. При этом автора интересует не история походов, сражений, покорения или сопротивления, а целостная, многоликая история человека в Кавказской войне. Книга состоит из семи рассказов от лица разных персонажей, у каждого из них своя правда. Повествуется об интригах, подвигах, человеческих трагедиях. Покорение Кавказа — это горская "Игра престолов", в которой переплелись интересы бесчисленных родов, племен, династий и могущественных империй.

Leave a comment

  • 9 + 16 =

  • Обратитесь к нам прямо сейчас!