Под Воронежем нашли и похоронили летчика, погибшего 78 лет назад

0
7

Под Воронежем нашли и похоронили летчика, погибшего 78 лет назад

В братской могиле села Парусное с воинскими почестями захоронили останки младшего лейтенанта Вениамина Слабковского, погибшего в воронежском небе летом 1942 года и 78 лет считавшегося пропавшим без вести. Шансы найти его были минимальны: экипаж сбитого немцами легкого бомбардировщика «Бостон» похоронили вскоре после гибели самолета. А Слабковский остался в самолете, ушедшем на пять метров в землю. Вдобавок в донесении о потерях переврали фамилию Вениамина. Но нашли — не только летчика, но и его родственников. На похороны из Калужской области приехала внучатая племянница Вениамина, а жительница Парусного рассказала, как погиб самолет.

Пряжка от ремня

Когда летом 2019 года экспедиция поискового отряда «Дон» отправилась в Парусное на поиски бомбардировщика, никто не ожидал, что удастся не только поднять самолет, но и вернуть из небытия человека. Старожилы рассказали, что летом 1942 года на поле за селом упал сбитый немцами двухмоторный самолет. Приборы подтвердили присутствие в указанном месте большой массы металла. Начали копать. В отличие от танков, которые достают из рек и болот относительно целыми, самолеты при ударе о землю рассыпаются на части — так случилось и с «Бостоном». Обгоревшие фрагменты бомбардировщика находили на площади размером с футбольное поле. Глубже всего — на пять метров — зарылась средняя часть фюзеляжа, ее доставали экскаватором. Внутри нашли человеческие кости и оплавленную пряжку офицерского ремня.

По обнаруженному на одном из обломков номеру двигателя определили самолет — это был бомбардировщик «Бостон», полученный по ленд-лизу и летавший в составе 453-го бомбардировочного авиаполка 2-й воздушной армии. В архиве минобороны нашлось донесение о гибели бомбардировщика 28 июля 1942 года и список его экипажа: летчик старший лейтенант Андрей Гутян, стрелки — сержанты Иван Бондаренко и Федот Атарщиков, штурман Хлопков. Гутяна, Бондаренко и Атарщикова в 1943-м похоронили в братской могиле села Парусное. В 2014-м по инициативе местного краеведа к мемориалу в центре села прикрутили даже особую памятную доску, посвященную экипажу Гутяна (правда, вместо «Бостона» изобразили на ней двухместный штурмовик Ил-2). Но имени штурмана на ней не было.

— Однако без штурмана бомбардировщик не мог подняться в воздух. И пряжка указывала, что нашли мы именно его останки — в экипаже «Бостона» офицерами были только пилот и штурман, стрелками летали сержанты. Подняли архивы части и выяснили, что летчика по фамилии Хлопков в 453-м авиаполку не числилось, — рассказала руководитель аналитического отдела «Дона» Евгения Попова.

В донесении о гибели бомбардировщика имелась пометка: передано по телефону. Поисковики предположили, что фамилию штурмана исказили из-за несовершенства связи. При сверке документов нашли 21-летнего штурмана Вениамина Слабковского, летавшего в экипаже Гутяна. В списке личного состава полка против его фамилии карандашом приписано: «Не вернулся с боевого задания 28.7.42».

Дымящаяся воронка

Жительница Парусного Нина Сотникова видела, как упал бомбардировщик:

— Над нами постоянно шли воздушные бои. Я девчонкой смотрела со двора, как сражаются с фашистами наши самолеты. Если подбивали, они падали на луг за селом. Мы, дети, переживали сильно, кричали: «Наш летит! Наш!» Когда этот самолет, «Бостон», появился в небе, он был уже подбит — из него шел дым. Летчик увел самолет от села на луг. Там есть курганчик — вот в его подножие «Бостон» и врезался, весь в землю ушел. Мы побежали на луг — хотели найти что-нибудь. Но там осталась только большая дымящаяся воронка.

Из документов Минобороны: 28 июля в течение дня 453 БАП бомбардировочными ударами под прикрытием истребителей уничтожал скопление танков и автомобилей в районе Ендовище — Старые Семилуки. Групповым огнем экипажей «Бостон-3» сбито два Ме-109, которые горящими упали в районе Ендовище. В результате атак истребителей и зенитного огня четыре экипажа не вернулись с боевого задания. По данным истребительных экипажей, три самолета «Бостон» сбиты истребителями противника.

Боевая семья

Выяснив фамилию штурмана, воронежцы через портал «Бессмертный полк» разыскали под Калугой его внучатую племянницу Наталью Скоромникову и пригласили на похороны. «Моя бабушка всю жизнь разыскивала брата. Я плачу — не могу остановиться!» — написала в ответ Наталья.

Все семья Слабковского оказалась боевой. Его брат Николай воевал танкистом, был дважды ранен, контужен, горел, награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны, медалью «За оборону Кавказа». Сестры Вера и Надежда, как только началась война, записались на курсы медсестер. По окончании попросились на фронт, но их не взяли из-за юного возраста. Тогда девушки написали письмо Ворошилову. Веру направили работать в прифронтовой госпиталь, Надежда стала зенитчицей. Наталья Скоромникова — ее внучка.

— В нашей семье с огромным уважением относятся к памяти о дедушке Вене, мы бережно храним его фотографии, — рассказала Наталья. Она вышла замуж за военного, авиационного инженера, а сейчас и сама стала бабушкой. Каждый год 9 Мая они с внуком выходят на улицу в составе «Бессмертного полка» с портретами Надежды и Вениамина.

Документ

«До свиданья. Целую. Веня»

Из письма Вениамина Слабковского отцу:

«Здравствуйте, дорогой папочка, сестра Зина и все остальные. Вы особенно не скучайте по мне и Коле, мы выполняем священный сыновний долг перед своей Родиной. Нужно отбить охоту воевать у зарвавшихся фашистов, нужно побить гадов, которые хотят поработить народ. Но это им не удастся. Мы, летчики и танкисты, грудью встанем на защиту нашей Родины. А ты, папа, должен гордиться, что у тебя сыновья находятся на фронте и отстаивают то, что завоевали наши отцы и деды. Наш народ жил свободно и своей свободы не отдаст. На нашу страну посягали многие. Мы их крепко били и этого шакала Гитлера разобьем в пух и прах. Мы ежедневно вылетаем бомбить врага, преподносим ему хорошие гостинцы в виде ворошиловских бомб. До свиданья. Целую. Веня».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here