Они похитили мою дочь

0
103

Они похитили мою дочь

«Ольга Литвиненко едва может вымолвить имя своего первого ребенка, прежде чем на ее глаза наворачиваются слезы. (…) 38-летняя Литвиненко, бывший российский политик, живущая в изгнании в Лондоне, вовлечена в мрачную и жестокую драму, злодеем которой, по ее словам, выступает ее собственный отец — Владимир Литвиненко, миллиардер-друг президента Владимира Путина», — пишет The Sunday Times.

«Она обвиняет своего отца в «похищении» ее дочери Эстер-Марии, которой сейчас 11 лет, после того, как она бросила ему вызов, выступив против клики Путина. В последний раз она видела Эстер-Марию младенцем. (…) «К друзьям Путина применяется другой закон — они делают все, что хотят», — утверждает Литвиненко.

«По ее словам, ее отец стоит за постановлением российского суда, вынесенным после того, как она бежала из страны, опасаясь за свою жизнь, о том, что она «пропала без вести». Это позволило ему усыновить ее дочь, захватить две ее квартиры, аннулировать ее паспорт и шпионить за ее семьей. Она опасается попытки похищения других ее детей — сына и двух дочек, которых она родила с мужем-поляком во время изгнания», — говорится в статье.

«Владимир Литвиненко на прошлой неделе не ответил на просьбу прокомментировать заявления его дочери», — пишет The Sunday Times.

«Лондон, где Ольга сейчас работает переводчиком, далек от той роскошной жизни, которой она наслаждалась в Санкт-Петербурге, будучи единственным ребенком своего отца. (…) Подъем Владимира Литвиненко совпал с разделом государственных активов России в начале турбулентных 1990-х годов, когда Путин был малоизвестным бывшим офицером КГБ и занимал пост заместителя мэра Санкт-Петербурга. Литвиненко был постоянным гостем в его доме.

«Мой отец возвращался от Путина и рассказывал, какие у него умные и вежливые дочери», — вспоминает Ольга.

В 1994 году, передает газета, ее отец был назначен ректором престижного Санкт-Петербургского Горного университета, где позднее Путин защитил диссертацию по сырьевому управлению. «По утверждению Ольги, текст диссертации писал ее отец, позаимствовав ее большую часть из различных источников. Он настаивал, что курировал исследование Путина», — пишет The Sunday Times.

«Затем он руководил президентскими кампаниями Путина в Санкт-Петербурге, став частью ядра друзей из родного города лидера, которые преуспели сверх своих самых смелых мечтаний: его 20-процентная доля в одном из крупнейших мировых производителей удобрений, «ФосАгро», сделала его единственным ректором университета в списке богачей. (…) Владимир Литвиненко сообщал, что получил свою первоначальную долю в «ФосАгро» в 2004 году после того, как ему заплатили акциями за консультационную работу. Сейчас его состояние оценивается примерно в 1 млрд фунтов стерлингов», — говорится в статье.

(…) «Она помогала отцу в его деловых начинаниях. «Я почти была его личным помощником», — рассказывает она изданию. Они путешествовали на частных самолетах и останавливались в пятизвездочных отелях. «Меня окружали друзья отца. Я встречалась с губернаторами, депутатами, политиками». С Путиным она впервые встретилась в 2005 году на вечеринке, посвященной его переизбранию на пост президента (…)».

«Ее отношения с отцом осложнились, когда ее избрали в городской законодательный орган Санкт-Петербурга в 2007 году в качестве кандидата от небольшой партии так называемой системной оппозиции — этот термин используют для обозначения групп, которые являются оппозиционными только по названию и в целом поддерживают Путина. Обладая решительно независимым характером, она проигнорировала указания отца голосовать исключительно в поддержку президентской партии «Единая Россия». «Я хотела сделать что-то, чтобы помочь обычным людям, — говорит она. — Вот тогда и начались мои проблемы».

«Ее отказ поддержать законопроект, увеличивающий расходы на отопление для бедных, привел в ярость влиятельного губернатора Санкт-Петербурга, который пожаловался ее отцу. «Он позвонил моему отцу и сказал: «Во что играет твоя дочь?» «Мой отец рассердился, — продолжает она. — Если я шла против губернатора, это означало, что я иду против Путина, и ему это совсем не понравилось. Он сказал: «Я сделал для тебя все. Я пошел ради тебя на огромные жертвы. Ты эгоистична — ты должна соблюдать правила. Мы должны действовать вместе».

«После непродолжительного романа в 2009 году, когда ей было 26 лет, она родила Эстер-Марию, своего первого ребенка. В следующем году она снова забеременела от нового партнера, — продолжает газета. — Хотя отношения Ольги с родителями к тому моменту были напряженными, они предложили присмотреть за Эстер-Марией, пока она была в больнице, рожая второго ребенка. «Отец сыграл на моих чувствах: «Ты моя дочь: я хочу позаботиться о тебе. Ты можешь оставить девочку в нашем загородном доме». Когда, родив сына Стефана, она вернулась за Эстер-Марией, ей, по ее словам, сказали, что девочка нездорова и спит. «Они сказали: «Лучше не беспокоить ее. Оставь ее здесь, пока она не поправится». Когда она вернулась в следующие выходные, ей снова сказали, что ребенок отдыхает, и мать вытолкала ее из спальни. В следующий раз, когда она приехала в дом, родители не пустили ее. (…)»

«Это было началом мучительной одиссеи злоупотреблений и несправедливости, утверждает она. Социальные службы города постановили вернуть ей ребенка, но чиновник, участвовавший в принятии решения, был уволен в дисциплинарном порядке, и постановление утратило силу, — пишет издание. — Когда Ольга привлекла своих пятерых помощников в парламенте, их подвергла допросам полиция. Двоих приговорили к тюремному заключению по сфабрикованным обвинениям. Нанятый адвокат был сброшен с лестницы. Однажды один высокопоставленный правительственный чиновник позвонил Ольге и объяснил, что ее отец «отдал приказ запустить «машину». Это означало, что произойдут плохие вещи — и в тот момент я поняла, что это никогда не закончится».

«Получив наводку о том, что в ее собственном доме вот-вот будет проведен обыск, она забеспокоилась, что и ее тоже могут посадить в тюрьму и, что еще хуже, разлучить с ее новорожденным сыном. Она решила бежать. «Я была напугана. Я собрала два чемодана и ночью выехала в Финляндию «. Оттуда она отправилась в Польшу, где в конце 2011 года узнала, что российский суд приказал вернуть Эстер-Марию. Но это решение было быстро отменено по апелляции ее отца. Последовали различные судебные схватки: ее отец утверждал, что его дочь была «похищена» неизвестными, когда бежала, поэтому ее объявили «пропавшей без вести» в соответствии с российским законодательством. Это позволило ему официально усыновить Эстер-Марию. В 2018 году Европейский суд по правам человека постановил, что Ольга не пропала без вести, но у суда нет юрисдикции в России», — говорится в публикации.

«В изгнании Литвиненко выступала с речами, призывая к исключению России из международно-правовых соглашений, используемых Москвой для преследования оппонентов за рубежом. Она безуспешно лоббировала санкции против ее отца и отказ в визе для посещения Великобритании. Похоже, это не причинило ее отцу никакого вреда. В 2011 году «ФосАгро» была размещена на Лондонской фондовой бирже, получив одобрение Сити. А в 2017 году в качестве ректора Санкт-Петербургского Горного университета он удостоил звания почетного профессора принца Майкла Кентского, двоюродного брата королевы (…)», — напоминает издание.

«У Ольги остается лишь слабая надежда на то, что Эстер-Марии, в конце концов, станет любопытно и она свяжется с ней. Она утверждает, что ее отец держит девочку изолированной от мира — даже построил частную школу на территории горного университета, выбрав 10 одноклассников, которые сопровождают ее на уроках», — сообщает The Sunday Times.